1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Главная > Дневники

Женские блоги

Африка

Африка..Как много в этом слове для сердца русского слилось, как много в нем отзвалось..Конечно, речь в стихотворении не об Африке, но для меня очень актуально. Вот, сижу, подвожу африканские итоги. В Африке были друзья, были и недруги или недоброжелатели. Им все равно кого недолюбливать, главный критерий -белая кожа. Белые- причина всех бед. Но не будем о плохом. В Африке встретились мне и доброжелательные люди. Например, Виктор. Постарше меня на несколько лет, молодой парень. Искренне пытался выучить русский и также искренне загонял его в рамки африканско-английского. Я делала вид, что он лепечет неплохо, хотя не всегда улавливала смысл его гуканья, гаканья и улюлюканья. Расспрашивал о русских девушках. по-детски благодарил, когда отец подкидывал ему продукты в голодные времена, учил меня водить машину со смехом и прибаутками. Не стеснялся своей бедности и не завидовал богачам. Когда я уехала в Россию, распрашивал у отца, как там "русская белоснежка".
Виктор умер. В двадцать с небольшим. Непонятно от чего. Обычное дело, погибаешь молодым, потому что в Африке таких погибших "мульен с тележкой". Никто особо не разбирается, не причитает. Такова жизнь на континенте, что не успеваешь оплакивать всех, просто принимаешь, как данность. Мы не были любовниками или еще что-то, просто дружили: черный Виктор и белая Виктория. Мне было 15, ему 19-20. Тьму народа скашивает СПИД, этакая африканская чума, 70% зараженных СПИДом -африканцы. Может, и его СПИД скосил, не знаю и уже не узнаю.
Помню Олдмана, это его прозвище, в переводе с английского означает "старик", все так и звали его "олдман", он и сам, наверное, уже позабыл свое имя. У него 9 или 10 детей, 2 умерло, остальные выжили. Олдман служил у нас сторожем, веселый старик был, смешливый, как ребенок. Тоже умер, поди. 15 лет прошло с тех пор. Наверняка умер....
Шумейко был. Это тоже прозвище- обувщик, значит. Он сменял Олдмана и пока сторожил дом, ремонтировал обувь. Все время с ботинком в руках сидел. И ружьишко рядом, на всякий пожарный. Сторож, ведь. Надеюсь, Шумейко жив. Ему тогда около 30 было. Сейчас уж почти полтинник. Как он там? Помню, он стеснялся белых, смущался. И краснел, наверное. По лицу негров не понять покраснели они или нет, но Шумейко, когда видел белых улыбался в пол и сглатывал шумно, поэтому, я уверена, что и краснел тоже, по-африкански.
Еще один сторож был, но имя не помню. Он был дикий какой-то. Всегда тааак подозрительно и настороженно на нас смотрел, что у меня душа в пятки уходила. Плохого не делал ничего, но и на контакт не шел. Отдежурил смену молча, сдал и домой. Или еще куда. Однажды разозлился на меня, что я резвилась, срывала авокадо с деревьев и бросала в ящериц. Он, ждал, когда плоды дозреют, чтобы домой унести. У них же каждый плод на учете, с их-то бедностью. А я, дурочка, не доперла, ну и раскидала фрукты по двору. Он не стал на меня орать, но передал, через экономку, чтобы плоды не дергала больше. Ему семью кормить надо, а я шалить изволю)))). Эх, были времена.....Африка. Как ты там, без меня?